Русские мотоциклисты в Швейцарии, форум, блоги, новости, тестдрайвы и обзоры мотоциклов Русские мотоциклисты в Швейцарии, форум, блоги
24 Февраля 2018, 16:26:40 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти

Новости: Мотоциклы, тест-драйвы и обзоры новинок. Тюнинг, ремонт и подготовка к спортбайков к треку.
 
   Портал   Помощь Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Про советский Титаник  (Прочитано 2422 раз)
Алексей
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Offline Offline

Сообщений: 3457


На скорости 270 км/ч знак 30 не читается


Просмотр профиля
« : 01 Сентября 2008, 22:48:08 »

19 лет исполняется 31 августа с того последнего дня лета 1986 года, когда
миллионы людей узнали о страшной трагедии, разыгравшейся в Черном море, вблизи Новороссийска. Тогда на траверзе мыса Дооб всего за 7 минут затонул пассажирский круизный пароход «Адмирал Нахимов», унеся за собой 423 человеческие жизни.

Ничего в тот день не предвещало беды. В 14 часов, согласно расписанию,
составленному для судов, курсирующих по Крымско-Кавказской линии между Одессой и Батуми, у пассажирского 34 причала ошвартовался пароход «Адмирал Нахимов». На протяжении многих лет это судно дважды в месяц приходило в порт Новороссийск и вечером того же дня следовало своим привычным курсом дальше – в Сочи.

Судно было построено в 1925 году, на верфи «Бремер Вулкан». Длина судна была 174 м, ширина 21 м, осадка 9 м, скорость 12 узлов. На пароходе имелись шлюпочная палуба, прогулочная палуба, а также палубы A-E, на которых размещались пассажирские каюты, помещения экипажа, рестораны, бары, киоски, каюты матери и ребенка, госпиталь, операционная, другие подсобные помещения. Первоначально пароход был приобретен компанией «Норддойчер Ллойд» под названием «Берлин». С 1925 по 1939 годы п/х «Берлин» совершал регулярные трансатлантические рейсы наравне со своими немецкими собратьями – пароходами «Бремен», «Европа».

С началом Второй мировой войны, в 1939 году, «Берлин» переделали под
госпитальное судно. В этом качестве он прослужил всю войну, до 1945 года, пока 31 января не подорвался на мине в устье реки Свине. В таком состоянии, лежащим на дне по палубу В, он достался Советскому Союзу после войны в счет репараций.

После судоподъема в 1947 году судну было дано новое имя – «Адмирал Нахимов».

Круизные рейсы под советским флагом начались для «Адмирала Нахимова» еще в 1957 году, когда он был поставлен на баланс Черноморского морского пароходства после длительного восстановительного ремонта в ГДР.

Первым капитаном судна стал Николай Антонович Соболев. При капитане Соболеве судно совершало круизные рейсы по Крымско-Кавказской линии. Кроме этих круизов были неоднократные рейсы на Кубу в период Карибского кризиса, рейсы с паломниками в Африку. На «Адмирале Нахимове» путешествовали такие известные люди как Президент Вьетнама Хо Ши Мин и советский академик И.В. Курчатов.

В 1977 году экипаж судна во главе с бессменным капитаном отпраздновал свое 20-летие. А уже через год капитан Соболев вынужден был уйти на пенсию – стало подводить зрение. За все годы службы под командованием капитана Н.А. Соболева пароход заработал безупречную репутацию, а его экипаж был награжден памятными значками «20 лет безаварийного плавания».
Однако, начиная с 1978 по 1984 г.г. постоянного капитана на пароходе не было.

Совершая только каботажные рейсы и не имея возможности выходить дальше Босфора, «Адмирал Нахимов» стал малопривлекательным для молодого поколения моряков, мечтавших зарабатывать деньги на более престижных линейных судах, обслуживающих иностранных туристов. Более того, экипаж «Адмирала Нахимова» формировался из числа тех, кто по тем, или иным причинам не мог работать на судах загранплавания. За этот период на судне сменилось 9 (!) капитанов.

Последним, десятым, 10 октября 1984 года стал 56-летний капитан дальнего
плавания Вадим Георгиевич Марков. До катастрофы «Нахимова» биография Маркова была вполне образцовой. Окончив в 1954 году ОВИМУ, работал четвертым помощником капитана на т/х «Апшерон» (ЧМП), затем старшим помощником на т/х «Владимир». С 1964 по 1970 г.г. был капитаном танкеров «Сплит» и «50-летие Октября». С 1970 года В.Г. Марков становится капитаном пассажирского т/х «Армения» и с тех пор не
покидал пассажирский флот (единственное исключение – с 1977 по 1980 г. занимал должность гендиректора компании «Charter Travel Company» ). В 1980 - 82 г.г. возглавлял экипажи популярных пассажирских судов как «Грузия», «Шота Руставели», «Дмитрий Шостакович». Об одной швартовой операции т/х «Дмитрий Шостакович» под командованием В.Г. Маркова была опубликована статья в газете «Правда» (номер от 11.08.81). С 1982 по 1984 г.г. Марков возглавляет экипаж т/х «Леонид Брежнев» (бывш. «Карелия»). Осенью 1984 года переведен капитаном на п/х «Адмирал
Нахимов». Как уже говорилось выше, к моменту появления Маркова на мостике
«Нахимова», до него уже успели там побывать девять его предшественников.
Текучесть кадров на пароходе была значительной. Лишь небольшое количество людей, долгое время проработавших на судне, составляли «костяк» прежнего экипажа.

Остальные же подолгу на пароходе не задерживались. Некогда знаменитый на всю черноморскую округу «Адмирал Нахимов» стал теперь плавбазой для проштрафившихся в загранрейсах моряков…


31 августа 1986 года, в соответствии с круизным расписанием, в 22 часа п/х «Адмирал Нахимов» отшвартовался от причала. На его борту находилось, согласно официальным данным, 1234 человека – 346 членов экипажа и 888 пассажиров.

Последний пассажир, прибывший с опозданием и принятый на борт уже с катера, был начальник управления КГБ по Одесской области, генерал-майор А. Крикунов. Он со своей семьей (жена, дочь, внук) поселился в каюте-люкс № 9 по правому борту, в носовой части палубы «А». Из-за этой посадки, движение судна было остановлено на 10 минут.

В то же самое время, со стороны открытого моря двигался балкер «Пётр Васёв» (ЧМП), с грузом канадского ячменя на борту в количестве 28638 тонн, под командованием капитана дальнего плавания Виктора Ивановича Ткаченко.

В 22 ч. 15 мин. на 09 канале УКВ «Петр Васев» вышел на связь с «Новороссийском – 17» (в 86 г. ПРДС – пост регулирования движения судов), уточнил время прибытия в ТВЛ (точку встречи лоцманов) в 23 ч. 20 мин. Во время этого сеанса связи дежурный лоцман ПРДС И.А. Горбунов передал на сухогруз информацию о том, что из порта выходит пассажирский пароход «Адмирал Нахимов» и просьбу пропустить его на выходе. Вахтенный помощник «Васева» ответил на эту просьбу: «Ясно, пропустить».

Закончив разворот в акватории порта, «Адмирал Нахимов» начал набирать ход.

В 22 ч. 30 мин., пройдя ворота порта, пароход вышел на связь с «Новороссийском - 17» и запросил информацию о движении на рейде и прямо по курсу. Пост ответил, что на створах и на рейде в настоящий момент движения нет, однако со стороны Босфора идет т/х «Петр Васев», который предупрежден о выходе «Нахимова» и обещал пропустить. Взяв курс 154,2° «Адмирал Нахимов» стал следовать под радиолокационной проводкой ПРДС на выход из бухты, увеличивая обороты. Сверкая огнями на всех палубах и на мачтах, пароход прошел мимо стоящих на рейде судов.

На открытой площадке кормовой части палубы «А» начался концерт. Ниже, на палубе «B», в кинозале начался фильм «Я любил Вас больше жизни». На прогулочной палубе, в музыкальном салоне «Звуки музыки» вовсю гремела дискотека. В барах «Варна» и «Рубин» все места были уже давно заняты посетителями.

В 22.47 пароход прошел траверз буя № 1 ограждения Пенайских банок и лег на курс 160° с целю войти в систему разделения движения.

В 22.50 «Адмирал Нахимов» миновал границу порта Новороссийск.

Одновременно с этим капитан В.Г. Марков, проинструктировав вахтенного второго помощника А.Р. Чудновского, передал ему управление судном и покинул мостик и ушел к себе в каюту (по другой версии, Марков спустился на две палубы ниже – в каюту к генералу Крикунову).

В то же время на мостик грузового судна поднялся сам капитан Ткаченко, которому доложили ситуацию и просьбу «Нахимова».

Оставшись старшим на мостике, Чудновский А.Р. вызвал на 9 канале УКВ т/х «Петр Васев», проинформировал его о своем курсе, скорости и еще раз запросил вахтенного помощника сухогруза о порядке расхождения двух судов, на что получил утвердительный ответ что «Петр Васев» пропускает «Нахимов».

В 23.05 судно вышло из зоны проводки ПРДС и в то же время вахтенный второй помощник Чудновский повторно связался с т/х «Петр Васев» с просьбой пропустить пароход.

На мостике т/х «Петр Васев» находились в это время капитан В.И. Ткаченко,
вахтенный третий помощник П.А. Зубюк. Капитан Ткаченко непрерывно смотрел в монитор САРПа, ведя наблюдения за единственной движущейся на экране целью – «Адмиралом Нахимовым». В углу экрана в таблице были отражены все параметры движения пассажирского судна, расстояние до него и пеленг. Все шло как будто благополучно – по расчетам Ткаченко сухогруз должен был пройти по корме «Нахимова» на «красивом» расстоянии.

Однако третий помощник Зубюк вел визуальное наблюдение за «Нахимовым» на левом крыле мостика и неоднократно сообщал Ткаченко о том, что машина судна переведена в маневровый режим, а также о незначительном изменении пеленга на пароход и стремительно сокращающейся дистанции между судами.
На повторную просьбу «Нахимова» пропустить, Ткаченко нервно ответил своему вахтенному: «Скажи, что мы их пропускаем!» и дал команду изменить режим работы главного двигателя до среднего.

Спустя пару минут Ткаченко оторвал глаза от монитора, увидев прямо у себя по курсу огни пассажирского судна, и, наконец, поняв, что ситуация в
действительности «немного не та», перевел ручку телеграфа в положение «малый вперед» и сразу же «стоп». Сухогруз сохранял прежние параметры движения, следуя на опасное сближение с «Адмиралом Нахимовым». Связавшись с машинным отделением, Ткаченко сообщил своему старшему механику В. Русину о необходимости запуска двигателя на задний ход.
В это время на мостике «Нахимова» вахтенный Чудновский стал изменять курс судна по 5° влево, инстинктивно пытаясь уйти от «Васева». Наконец, в 23.09 он отдал рулевому команду лечь на курс 140°, одновременно прокричав по радио «Васеву» «Работать немедленно назад!». На сухогрузе к этому времени после двух неудачных попыток пуска все же удалось запустить двигатель на задний ход. На крик с «Нахимова» вахтенный Зубюк ответил «Даем задний ход!»

Услышав три гудка справа по борту, капитан В.Г. Марков посмотрел в иллюминатор и решив, что эти гудки может давать только «Петр Васев», решил подняться на мостик и выяснить обстановку.

На «Петре Васеве» предпринимали последние попытки избежать столкновения.
Последней командой капитана за минуту до столкновения была положить руль право на борт. Однако при работающем на задний ход винте судно вправо не пошло, а наоборот начало катиться влево. Почувствовав вибрацию, на мостик поднялся первый помощник «Васева». Выйдя на правое крыло и взяв бинокль, его глазам предстала ужасная картина – на пассажирском судне люди, до сих пор с интересом разглядывающие приближающийся балкер, в ужасе бросились от борта.

В 23.12 произошло столкновение судов под углом 110° при скорости «Васева» 5,5 узлов, «Нахимова» - 12 узлов.

В подводной части балкер вошел своей выступающей частью, бульбом, в корпус «Нахимова» на несколько метров в районе переборки между машинным и котельным отделением. «Нахимов» продолжал по инерции двигаться вперед, разворачивая сухогруз и тем самым увеличивая размер пробоины в правом борту, которая по официальной версии после расцепления судов составила около 80 м2.

Пароход стал валиться на правый борт. Основное освещение через некоторое время погасло и людей охватила паника. Однако второму механику В. Белану, свободному от вахты, удалось запустить аварийный дизель-генератор в кормовой части палубы А — заработало аварийное освещение, которое работало всего 2 минуты. Эти несколько минут многим пассажирам спасли жизнь. Кто-то смог открыть дверь своей каюты и спасти своих детей, кому-то повезло найти выход из запутанного лабиринта переходов и коридоров судна, другим в это время удалось надеть спасательные жилеты и устремиться к своему спасению — наверх!

«Нахимов» тонул толчками. Наклон палубы был уже очень большой и люди держались за леера и все, за что можно было ухватиться. Многие перелезали на левый борт и по нему сползали в воду. Из открытых иллюминаторов тянулись руки несчастных людей, которые не смогли выбраться из своих кают вовремя. С тонущего парохода матросам, под командованием боцмана В. Г. Лободы, удалось сбросить большинство
надувных спасательных плотов, которые потом станут единственными средствами спасения для утопающих. Через 7 минут после столкновения, имея крен на правый борт около 60°, «Адмирал Нахимов» полностью ушел под воду. На месте крушения на поверхности воды одновременно барахталось около 800 человек, перепачканные краской и мазутом, плавало множество предметов и обломков.

В это время из порта навстречу «Петру Васеву» шёл лоцманский катер ЛК-90 с лоцманом М. Карповым для проводки сухогруза к причалу. Увидев накренившийся на правый борт пароход, капитан катера О. Лях немедленно прокричал в эфир: «Нахимов лёг на борт!».

В 23 часа 35 минут ЛК-90 подошел к месту катастрофы и приступил к спасению людей, одновременно передав по радио, что понадобятся буксиры и спасательные катера.

О столкновении судов было немедленно доложено капитану порта Новороссийск Г. Л. Попову, который тут же, по телефону, отдал указание всем плавсредствам следовать в район аварии для спасения людей. Первыми на место катастрофы снялись буксиры портофлота, рейдовые катера, малые пассажирские катера типа «Радуга», пассажирские суда на подводных крыльях «Комета». Одновременно команда сниматься и следовать в район катастрофы поступила на пограничные катера.

ЛК-90 уже вовсю работал на месте крушения, приняв на борт около 118 человек. Опасно погружаясь, катер стал медленно разворачиваться и набирать ход в обратном направлении. Часть пассажиров позже были пересажены на другие суда, подоспевшие к тому времени в район аварии. Рейдовый катер РК-34, приняв на борт пострадавших людей (в том числе и капитана парохода Маркова), стал выходить из опасной зоны, но намотал на винт полипропиленовый конец, размотавшийся с затонувшего «Нахимова» и всплывшего к поверхности…

Пограничный катер типа «Гриф» под командованием мичмана А. Гусева одним из первых пришел на место катастрофы и приступил к подъему пострадавших на борт.

Всего в районе катастрофы приняло участие в спасательной операции 64
плавединицы.

Команда спасать людей была отдана и сухогрузу. Ткаченко приказал следовать малым ходом в район аварии. Ветер крепчал и уже к тому времени разогнал волну до 2 метров. Пострадавших людей ветром и течением стало относить прямо на сухогруз и через некоторое время по обоим бортам плавало несколько десятков человек.

Ткаченко приказал спустить на воду весельную шлюпку и мотобот, а также опустить парадный трап для приема пострадавших на борт. К несчастью, парадный трап заклинило и его спустить не удалось.

Лишь только в 24 часа 31 августа капитан Ткаченко с борта «Васева» доложил капитану порта, что «Нахимов» затонул. Всего за эту ночь экипажем сухогруза было поднято 36 человек и 1 труп.

Сигнал тревоги прозвучал также и в Новороссийском высшем инженерно-морском училище (НВИМУ). Курсанты, узнав о трагедии, немедленно вышли в море на ялах, едва выгребая против ветра. Но к моменту их прихода на место крушения спасать уже было некого. Пострадавших людей доставляли на 34 причал, к морвокзалу, где уже находились бригады медиков, милиция. Каждый прибывший проходил регистрацию. Однако у многих спасенных людей в море остались родственники, друзья. Стеклянная стена морвокзала превратилась в «стену плача» — несчастные люди толпились возле
нее, устремив свои взгляды в сторону мыса Дооб, туда где остались их близкие, друзья. Позже когда из района катастрофы доставили всех людей, их разместили по городским гостиницам, в корпусах НВИМУ. Всего было спасено 836 человек.

С 1 сентября 1986 года на месте катастрофы работали водолазы. Они проникали внутрь корпуса парохода через отверстия, вырезанные в борту. Работать внутри парохода было сложно и страшно. Судно легло на грунт почти полностью на правый борт. Продольные коридоры превратились в узкие лазы, поперечные — в шахты.

Повсюду была разбросана мебель, в коридорах образовались целые завалы из
ковровых покрытий, мебели и трупов. Большинство дверей кают заклинило и
водолазом пришлось извлекать из кают тела людей преждевременно взломав дверь ломом. 10 сентября, работая внутри помещений судна погиб военный водолаз. 19 сентября попал в завал и не смог самостоятельно выбраться второй водолаз. После гибели обоих водолазов поисково-спасательные работы на судне были прекращены.

Заперся в своей каюте и погиб второй помощник капитана А. Чудновский. Погиб старпом Маглыш и второй механик В. Белан. Не смог выбраться из своей каюты генерал Крикунов и его семья. Погиб матрос Фахретдинов, стоявший на мостике в момент столкновения. Погибли 36 девушек-бортпроводниц, до конца выполнявших свой служебный долг и помогавших выводить пассажиров с нижних палуб. На глазах у электрика А. Долинского погибли его жена и маленький сын. Погиб начальник плавпрактики М. Броун и несколько матросов-практикантов. Погибли молодожёны Кот, отправившиеся на пароходе в свадебное путешествие…

На следующий день, 01 сентября 1986 г. в Новороссийске работала
правительственная комиссия во главе с членом Политбюро ЦК КПСС Г.А. Алиевым. Во главе следственной комиссии был следователь Прокуратуры РСФСР Б.И. Уваров (спустя 9 лет он будет вести дело об убийстве В.Листьева). Было возбуждено уголовное дело (№ 18/58369) по ст. 85 УК РСФСР. Однако, задолго до окончания следствия и оглашения приговора суда, Г.А. Алиев вынес свой вердикт: трагедия и массовая гибель людей произошла исключительно из-за преступной халатности обоих капитанов. Негласно, но в этом направлении работало следствие. Более того, сам
руководитель следственной группы Б.Уваров дал расширенные комментарии в журнале «Социалистическая законность» (№ 2, 1987), задолго до суда назвав капитанов виновниками произошедшей «аварии».

Однако, обвинив во всем капитанов, следствие и суд не выявило истинных причин катастрофы и гибели людей. Не были исследованы причины стремительного затопления парохода, гибели людей после столкновения судов. По Международной конвенции СОЛАС, пассажирское судно должно иметь минимум 2-х отсечный стандарт непотопляемости. Т.е. при одновременном затоплении двух смежных отсеков судно должно оставаться на плаву. Даже получив более серьезные повреждения, судно должно тонуть часы, но не минуты. Пароход "Адмирал Нахимов", согласно данным "Регистровой книге судов (1980)", имел 1-отсечный стандарт.

Спустя минуту после столкновения, на пароходе погас свет. Однако, этого не должно было случиться! Должен был сразу автоматически включиться свет аварийный, питание которому давал аварийный дизель-генератор, расположенный на палубе «А». Клинкетные двери в водонепроницаемых переборках на «Адмирале Нахимове» практически не функционировали. По словам самого капитана Маркова, каждую из них необходимо было наполовину доворачивать ломиком – ни о каком дистанционном управлении с мостика этими задвижками и речи быть не могло! Нижний ряд иллюминаторов на палубах “E” и “D” должен был быть «глухим», однако из-за неудовлетворительной системы вентиляции, в каютах нижних палуб практически нечем было дышать. В результате, все 91 иллюминатор были открыты настежь, что в какой-то мере ускорило поступление воды внутрь корпуса. Спасательное оборудование судна не отвечало современным требованиям и нормативам – на спуск одной спасательной шлюпки требовалось не менее 30 минут. При крене более 15° этот спуск становился невозможным. Кроме того, настил палубы под каждой шлюпбалкой прогнил насквозь, что никак не способствовало безопасной эвакуации людей. Случаи обрушения шлюпбалок уже имели место на учениях, после чего шлюпки
запретили спускать – по приказу Черноморского пароходства. Однако, даже если бы все спасательное оборудование было в надлежащем состоянии, при возникшей критической ситуации мало кто из пассажиров имел представление – как действовать при аварии, куда бежать, где собираться. Большинство даже не знали – где находятся спасательные жилеты, а если и знали, то не умели правильно надевать их.

Ну и, наконец, самое главное. В июле 1986 года специальная комиссия
Черноморского пароходства, обследовав состояние судна, вынесла однозначный вердикт – к дальнейшей эксплуатации НЕПРИГОДЕН. Какая непреодолимая сила заставила начальника пароходства С.А. Лукьянченко посадить на пароход 1234 человека и отправить их в круиз, «удовлетворяя потребности государства в пассажироперевозках», остается только гадать… Рейс «Адмирала Нахимова» с 29 августа по 05 сентября 1986 г. действительно запланирован был пароходством как последний. По возвращении в Одессу судно должны были отправить на слом.

В 1987 году в Одессе, в ДК железнодорожников, после почти полугодового процесса состоялся суд над капитанами В. Марковым и В. Ткаченко. Обоих признали виновными по ст. 85 УК РСФСР и приговорили к 15 годам лишения свободы каждого. Спустя 6 лет, в ноябре 1992 года указами президентов Украины и России их помиловали и выпустили на свободу.

Капитан Виктор Ткаченко, сменив фамилию на Тальор, уехал на постоянное место жительства в Израиль. В сентябре 2003 года яхта под командованием Виктора Тальора потерпела крушение вблизи Ньюфаундленда. Позже остатки яхты и погибших людей нашли у канадского берега. Похоронен В.Ткаченко в Тель-Авиве.

Капитан Вадим Марков остался жить в Одессе. Сразу после освобождения работал в Черноморском пароходстве капитаном-наставником на пассажирских судах. В настоящее время на пенсии. О катастрофе «Адмирала Нахимова» не желает больше ни вспоминать, ни слышать.

Пароход «Адмирал Нахимов» до сих пор лежит на глубине 47 метров в Цемесской бухте. Ежегодно, 31 августа, на это место приходит катер, с родственниками погибших. Они опускают на воду венок и бросают цветы… Организатором поездок в Новороссийск родственников с 1987 года стал благотворительный фонд «Нахимовец» в лице директора Г. В. Андриевской.
В 1987 году на мысе Дооб был сооружен памятный знак в память погибшего парохода и его пассажиров.

Теплоход «Пётр Васёв» после ремонта в 1986 году в Иличевске был переименован в «Подольск». Сейчас он ходит под флагом Мальты и называется «Myroessa». Последний раз сухогруз приходил в порт Новороссийск в июне 2003 г. под погрузку минеральных удобрений. На нем, как и в былые времена работает одесский экипаж.

Поднявшись на мостик, невольно возникает непонятное гнетущее чувство – как будто переносишься в прошлое, на место событий, в 31 августа 1986 года…

(с)перто...
Записан

В 1997 году журнал "Трезвость и культура" был закрыт за неимением подписчиков
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Швейцария. Русский форум портала SWISSБЛОГ (Свиссблог). (с) 2007-2010

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006, Simple Machines | Sitemap Valid XHTML 1.0! Valid CSS!